Понедельник, 25.09.2017, 12:55
ПОЭЗИЯ, ПРОЗА И КИНОСЦЕНАРИИ ОЛЕГА БУРКИНА

                                                    

Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
javascript://
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 247
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2009 » Июль » 14 » сценарий полнометражного художественного фильма, жанр - военная драма, формат - 1х90 мин.
сценарий полнометражного художественного фильма, жанр - военная драма, формат - 1х90 мин.
20:23

© Олег Буркин

ХУЖЕ ВОЙНЫ

лог-лайн и фрагмент оригинального сценария

(Синопсис и полный текст сценария можно получить, направив запрос автору на электронный адрес: olegburkin@mail.ru)

АННОТАЦИЯ: Афганистан. К своим сорока годам командир роты Валерий Фоменко, отдавший армии больше двадцати лет, сумел дослужиться лишь до капитана, хотя в военном училище считался лучшим и верил, что после выпуска его ждет блестящая карьера. В соседнем батальоне освобождается должность начальника штаба, и если на нее назначат Фоменко, он получит долгожданного майора. Но для этого Фоменко должен, спасая от неприятностей своего начальника, послать солдата на верную смерть…


НАТ. АФГАНИСТАН - ИЗВИЛИСТАЯ ГОРНАЯ ДОРОГА - ДЕНЬ

ТИТР: Афганистан, 1987 год

По дороге в облаке пыли двигается колонна советского мотострелкового батальона.
На фоне дороги, которая находится далеко внизу, почти весь экран занимает ствол гранатомета. 
Он медленно перемещается вдоль колонны в поисках подходящей мишени.
Прицельная планка гранатомета замирает напротив бэтээра, который издалека выглядит, как игрушечный. 
Из ствола вылетает и несется к цели граната…

…После прямого попадания в борту машины – пробоина. 

ВЛАСТНЫЙ ГОЛОС
К бою!

Следом за горящим бэтээром останавливаются другие машины. На них установлены пулеметы, и стрелки, развернув их в ту сторону, откуда бил гранатомет, поливают длинными очередями склоны горы. Солдаты, сидевшие на броне, прыгают на землю и залегают вдоль дороги.


ВЛАСТНЫЙ ГОЛОС
Прекратить огонь!

Наступает тишина.
Укрывшись за валуном, на обочине дороги лежат командир батальона подполковник НИКОЛАЕВ и командир второй роты капитан ФОМЕНКО. 
Николаеву – 33 года, у него длинная нескладная фигура и скуластое лицо. 
Фоменко гораздо старше – ему 40. Ростом капитан не вышел, но в каждом его движении чувствуется недюжинная сила и видна великолепная выправка.
   
ФОМЕНКО
Что за черт? Засад здесь сроду не было: место открытое.

НИКОЛАЕВ
(властный голос принадлежит ему)
Тебе виднее. Я-то здесь первый раз.

Фоменко подносит к глазам бинокль. В перекрестье бинокля – слева направо - проплывает каменистый пологий склон горы.  
Движение бинокля замирает, когда в видоискателе появляется расщелина, из которой торчит ствол гранатомета, задранный к небу, а рядом – чья-то уткнувшаяся в землю голова. 
Фоменко, не отрывая от глаз бинокля, показывает направление рукой.

ФОМЕНКО  
Вон он, метрах в двухстах… Один. Похоже, накрыли. Надо бы посмотреть… Что за одинокий волк.
   
НИКОЛАЕВ
Давай!

…По склону, пригнувшись, короткими перебежками поднимаются вверх Фоменко и ЧЕТВЕРО СОЛДАТ, 19-20 лет. 
Первым добирается до расщелины, из которой торчит ствол гранатомета, командир роты.

В расщелине лежит лицом вниз, нелепо раскинув руки, маленький, худенький человек в одежде афганца. На его чалме запеклась кровь. 
Фоменко осторожно переворачивает тело и едва не вскрикивает от удивления: перед ним МАЛЬЧИШКА, которому не больше 12 лет. 
Убитого обступают подоспевшие к расщелине солдаты. 
   
1-ЫЙ СОЛДАТ
Мать честная, неужели у «духов» такие дети воюют?

ФОМЕНКО
Нет. Этого «баччонка» отправили на охоту. Бедная семья… «Духи» его родне теперь заплатят. 
   
2-ОЙ СОЛДАТ 
И сколько?
   
ФОМЕНКО
За подбитый бэтээр - тысяч двадцать афганей.
   
1-ЫЙ СОЛДАТ
Чеков семьсот…

ФОМЕНКО 
И еще по двести за каждого убитого.
   
3-ИЙ СОЛДАТ
Дёшево наши жизни стоят… А что ж мужчины охотиться не пошли? Что ж они, гады, ребенка послали?
   
ФОМЕНКО
Ребенок где угодно пройдет – через любой пост и любую заставу. 

НАТ. ДОРОГА, ПРОЛЕГАЮЩАЯ ВДОЛЬ «ЗЕЛЕНКИ» – ВЕЧЕР

Колонна мотострелкового батальона двигается по дороге.
На броне переднего бэтээра – Николаев и Фоменко. Оба молчат, каждый думает о своем.

НИКОЛАЕВ
Валера, тебе в этом году будет «сороковник»?

ФОМЕНКО
Да. Сорок лет… Староват я для капитана, да?

НИКОЛАЕВ
Я когда сюда приехал, мне командир полка сразу сказал: у тебя в батальоне будет ротный, которого бы хотел иметь любой комбат. Лучший в полку… Только, говорит, не удивляйся, что лет ему уже… 
(помолчав)
Хотя как не удивляться? Как ты мог до сорока лет проходить в капитанах? Читал я твое личное дело, читал… И ни хрена не понял. Училище ты закончил с золотой медалью. Так?

ФОМЕНКО
Так.

НИКОЛАЕВ
А потом все у тебя пошло наперекосяк. Два раза получал роту. И дважды тебя с нее снимали… За что?

ФОМЕНКО
В личном деле же все написано.

НИКОЛАЕВ
Да что там написано? «За недисциплинированность… За серьезные упущения в воспитательной работе»… Что-то плохо мне верится, что такой, как ты…
(сделав паузу)
Может, расскажешь, как все было – на самом деле? Или есть, что скрывать?  

ФОМЕНКО
Да что там скрывать…

Фоменко достает из кармана пачку сигарет, закуривает и делает несколько затяжек. 

ФОМЕНКО
Принял я после выпуска из училища танковый взвод. Взвод был как взвод, а через год я сделал его лучшим в полку. И еще через год получил роту. Недолго вот только ею командовал. В шестьдесят восьмом ввели нашу дивизию в Чехословакию…

НАТ. ДОРОГА У ЧЕШСКОЙ ДЕРЕВУШКИ - ДЕНЬ (ВОСПОМИНАНИЕ)

ТИТР: Чехословакия, 1968 год  
 
Лязгая гусеницами и ревя моторами, советская танковая колонна приближается к деревне, на улицах которой – ни души. 
Передний Т-55 останавливается, следом за ним замирают остальные машины.
Из башенного люка показывается старший лейтенант Фоменко, которому 21 год. 
Высунувшись по пояс, он видит хлев, стоящий у обочины дороги. На дощатой стене хлева белеют неровные, крупные буквы. Написано без ошибок: «Небо, проснись! Русские сошли с ума!».
Из переднего люка высовывается чумазая голова механика-водителя сержанта БОЧКИНА, 20 лет. Шевеля губами, он тоже читает написанное. 
Сержант поворачивает голову к ротному.
   
БОЧКИН
Товарищ старший лейтенант, я этот хлев мигом снесу. Только прикажите…

Фоменко морщится, как от зубной боли.

ФОМЕНКО 
Бочкин, ты хоть и не деревенский, но должен знать, что такое хлев для 
крестьянина
   
БОЧКИН
Чего тут не знать.

ФОМЕНКО
А по-русски чешские крестьяне писать умеют, а? Без ошибок?
   
БОЧКИН
Вряд ли.
   
ФОМЕНКО
Так за что же нам их оставлять без хлева? 
   
БОЧКИН
Выходит, не за что. Вот если бы нам попалась та контра, которая это намалевала…
   
ФОМЕНКО
То-то и оно. 

Он поправляет шлемофон и машет рукой.

ФОМЕНКО
Продолжать движение!

Колонна трогается с места.

НАТ. ПЛОЩАДЬ НЕБОЛЬШОГО ЧЕШСКОГО ГОРОДКА - ВЕЧЕР 

Фоменко сидит на броне, подставив лицо ласковому вечернему солнцу. 
К его машине подходит КОМАНДИР БАТАЛЬОНА, майор, 35 лет. 
Ротный соскакивает на землю, вытягивается в струнку и козыряет.

КОМАНДИР БАТАЛЬОНА
Тебя вызывают в политотдел дивизии. Догадываешься, зачем?
   
ФОМЕНКО
Догадываюсь… 

ИНТ. КАБИНЕТ НАЧАЛЬНИКА ПОЛИТОТДЕЛА ДИВИЗИИ – ВЕЧЕР 

Долго не решаясь, Фоменко наконец стучит в дверь кабинета и открывает ее.
   
ФОМЕНКО
Разрешите?

За столом сидит грузный, начинающий лысеть ПОЛКОВНИК, 45 лет. 
Оторвавшись от бумаг, он смотрит на стоящего перед ним ротного в упор и багровеет.
   
ПОЛКОВНИК 
(с нескрываемой угрозой)
Ты что наделал,…твою мать?! Решил стать пособником врага? Бдительность  
потерял? 
(срываясь на крик) 
Да этот гребаный хлев с землей надо было сровнять. Гусеницами проутюжить! 

Полковник со всего маху бьет кулаком по столу.

ПОЛКОВНИК 
За содействие вражеской пропаганде пойдешь под трибунал!

НАТ. ДОРОГА, ПРОЛЕГАЮЩАЯ ВДОЛЬ «ЗЕЛЕНКИ» – ВЕЧЕР

Колонна продолжает двигаться по дороге. Фоменко сидит на броне бэтээра, уставившись себе под ноги. Николаев внимательно слушает его рассказ.
   
ФОМЕНКО
Под трибунал, конечно, не отдали. Но из партии исключили и с роты сняли. Стал я снова взводным…
(помолчав) 
Обидно, конечно, было. До слез. Но… Стиснул я зубы и начал все сначала. 
Через два года восстановили в партии, а еще через три я снова командовал ротой. И вывел ее в передовые. Про меня тогда даже в «Красной звезде» написали… А когда в соседнем батальоне освободилась должность начальника штаба, никого на это место не прочили, кроме меня. Напрочили…

НАТ. РАСПОЛОЖЕНИЕ ПОЛКА - НОЧЬ (ВОСПОМИНАНИЕ)

ТИТР: Карелия, 1978 год

ИНТ. КАЗАРМА РОТЫ ФОМЕНКО - НОЧЬ

Фоменко с фонариком тихо заходит в спальное помещение с двухъярусными кроватями.
Луч фонаря выхватывает мирно спящие, почти детские лица солдат. 
Три койки пусты. 
Фоменко смотрит в другую сторону и замечает, как из-под двери туалета пробивается полоска света. 

ИНТ. КАЗАРМА РОТЫ ФОМЕНКО - ТУАЛЕТ - НОЧЬ

Фоменко, стараясь не шуметь, открывает дверь в туалет. 
Там двое «дедов», ПОЗДНЯК и ХАРИТОНОВ, 20 лет, избивают рядового ТЮРИНА, 18 лет. 
«Деды» изрядно пьяны. У щуплого Тюрина – наголо обритая голова и серое, замученное лицо. 

ПОЗДНЯК
(Тюрину)
Я тебе говорил, падла, все деньги мне отдавать? 

От последовавшего за этими словами пинка Тюрин падает на бок. 

Поздняк наклоняется и трясет перед лицом испуганного Тюрина парой мятых рублевых бумажек. Кивает в сторону харитонова. 

ПОЗДНЯК 
Знаешь, где Леха это нашел? 

Теперь Тюрина пинает уже Харитонов. 

ХАРИТОНОВ 
В наволочку спрятал, да? Ему так лучше сны снятся! 

Оба ржут.
Поздняк сильно бьет Тюрина в бок.
Тот жалобно вскрикивает. 
Тюрин пытается уползти от ударов. 
Харитонов замахивается для очередного удара, но его руку неожиданно перехватывает оказавшийся за спиной «деда» Фоменко.
Фоменко легко отбрасывает Харитонова к стенке туалета.
Наносит Поздняку удар в челюсть... 

...Оба «деда» лежат и корчатся на полу туалета.
Фоменко приближается к Поздняку, наклоняется и вырывает у него из руки рублевые бумажки. 
Подходит к Тюрину.
Помогает ему подняться.
Сует солдату в ладонь отобранные у Поздняка купюры. 
Кивает на брошенную швабру. 

ФОМЕНКО
Приберись здесь! 

ИНТ. КАБИНЕТ КОМАНДИРА ПОЛКА – ДЕНЬ 

Фоменко стоит напротив стола, за которым сидит полковник СОМОВ, 38 лет. 

СОМОВ
Говорят у тебя, Валера, приличный удар правой? Теперь об этом знает и командующий округом. 

Фоменко смотрит в глаза Сомову. 

СОМОВ 
Отец этого «деда»… Поздняка… Оказался серьезным человеком. Он хочет крови… И он её получит. 

Сомов протяжно вздыхает. 

СОМОВ 
Выбор у тебя небогатый. Или ты пишешь рапорт, где указываешь, что Поздняка и Харитонова нокаутировал Тюрин. Тюрин получит полгода дисбата, а мы его через месяц тихо комиссуем домой. Этим ты спасешь не только свою карьеру, но и честь полка. Или… 

Сомов пожимает плечами. 

ФОМЕНКО
(за кадром)
И стал я в свои тридцать два года снова взводным. Словно только из училища. 

НАТ. ДОРОГА, ПРОЛЕГАЮЩАЯ ВДОЛЬ «ЗЕЛЕНКИ» – ВЕЧЕР

Николаев, прислонившись спиной к люку бэтээра, внимательно слушает Фоменко.
Фоменко смотрит на Николаева грустными глазами.

ФОМЕНКО
Я после этого запил. Месяца два пил по-черному. От меня тогда и жена ушла, и… 

Он машет рукой.

ФОМЕНКО
Я тогда уже даже собирался рапорт писать - об увольнении из армии… И написал бы… Если бы к нам в полк не назначили нового командира. Знаете, кого?

НИКОЛАЕВ
Кого? 

ФОМЕНКО
Моего однокурсника. Ремизова.
(ухмыльнувшись) 
Того самого, которого пару раз едва не отчислили из училища по неуспеваемости. 

Фоменко вздыхает.

ФОМЕНКО
Я был капитаном, а он – подполковником. 
   
НИКОЛАЕВ
Однокурсник твой, небось, после выпуска удачно женился? На какой-нибудь 
генеральской дочке? 

ФОМЕНКО
Угадали. Только мне от этого было не легче. Он командовал полком, а я командовал в этом полку взводом.
(помедлив) 
И тогда я решил не сдаваться. Карьеру, конечно, спасти уже было невозможно: все кадровики давно поставили на мне крест. Но я поклялся доказать – и себе, и другим – что заслуживаю большего. 

Фоменко смотрит на Николаева в упор.

ФОМЕНКО
Боюсь, Вы, товарищ подполковник, даже не поймете, как вообще можно мечтать о таком… 

Фоменко кивает на его погоны.

ФОМЕНКО
Вы в свои тридцать три командуете батальоном. И все звания получали в срок…
Но меня понял бы любой – такой же, как я, отдавший армии не год и не два, а полжизни. Который ждал, когда ему улыбнется удача, а она…

Фоменко опускает голову.

ФОМЕНКО
Знаете, как глядят многие на таких, как я? Думают: «Пьянь какая или дурак, если не заслужил большего в свои годы». 

НИКОЛАЕВ
Да, всем не объяснишь…

ФОМЕНКО
Мне даже сыну в глаза смотреть стыдно, когда приезжаю в отпуск… 
Ненавижу я эти свои четыре звездочки… А поэтому… Я поклялся, что получу майора. Хотя бы майора. 

НИКОЛАЕВ
Ты вот сказал, что я тебя не пойму…
(помедлив)
А я понимаю, Валера. Я таких, как ты, видел немало. Хороших офицеров, которые из-за того, что попадали в немилость к начальству, ни званий не получали, ни должностей…

Николаев вскидывает голову.

НИКОЛАЕВ
А майора тебе присвоят. Не переживай. 

ФОМЕНКО
На роте не дадут. Должность капитанская.

НИКОЛАЕВ
Да, на роте не получишь…
(оживившись)
Слушай, а ведь мне кто-то перед самым отъездом на «боевые» говорил, что в третьем батальоне освобождается майорская должность - начальника штаба. 

Глаза Фоменко загораются.

ФОМЕНКО
Правда?

НИКОЛАЕВ
Да. Вроде бы, майор Тимофеев уезжает в Союз без замены… Я думаю, тебе эту должность первому и предложат. Ты же лучший ротный в полку.  

ФОМЕНКО
Хорошо бы, конечно, было… Только… Знаете, сколько охотников на это место? Молодых, перспективных. Да еще и с «мохнатой лапой»…

Он тяжело вздыхает. 

НАТ. АФГАНСКИЙ ГОРОДОК В ГОРНОЙ ДОЛИНЕ - УТРО 

На экране проплывают кривые улочки и низенькие глиняные домишки, пыльная дорога, а за ней – ряды колючей проволоки вокруг бетонного забора. 
За забором прячутся приземистые бараки песочного цвета. Из-за забора видна сторожевая вышка, на которой стоит часовой в советской военной форме.  

НАТ. РАСПОЛОЖЕНИЕ ПОЛКА ОГРАНИЧЕННОГО КОНТИНГЕНТА СОВЕТСКИХ ВОЙСК - УТРО 

Одноэтажный барак, над входом в который – табличка «Штаб войсковой части 23145».

На крыльце стоит и курит тощий МАЙОР, 35 лет. 
Неожиданно он начинает улыбаться.  По бетонной дорожке, ведущей к штабу, семеня короткими ножками, несется во весь опор КОРЫТОВ - маленький лысый капитан без кепки. У него на боку болтается огромный пистолет Стечкина в деревянной кобуре. Корытову – не меньше сорока, но лицо его помято так, что в это утро ему можно дать и все пятьдесят. Подбегая к крыльцу, он замедляет шаг и пытается отдышаться. Майор притворно сдвигает брови.

МАЙОР 
(притворно сдвигая брови)
Женя, опять опоздал на построение? Ох, и вставят тебе…

КОРЫТОВ
А кто проводил?

МАЙОР
Твой заклятый друг – секретарь парткома.

Корытов хватается за сердце.

   
КОРЫТОВ 
Ёлы-палы…

МАЙОР 
Что, опять вчера пьяный орал под дверью Поташова, что он самый хреновый человек в полку? 

КОРЫТОВ
Было дело…

МАЙОР  
Да пошутил я. Не было сегодня построения.

КОРЫТОВ 
Ну, скажи – какого лешего ты меня с самого утра заводишь? Я тебе что…

Корытов осекается, потому что из штаба выходит зампотыл полка - седой ПОДПОЛКОВНИК, 44 лет. Он оглядывает Корытова с ног до головы и тоже начинает улыбаться.
   
ПОДПОЛКОВНИК
На кой тебе этот пистолет? Стрелять по пустым бутылкам в кабинете?
   
КОРЫТОВ
Вы же знаете, товарищ подполковник: мне как начальнику финансовой 
службы положено носить оружие даже в расположении полка. У меня в сейфе наличные денежные средства…
   
ПОДПОЛКОВНИК 
Знаю я, что у тебя в сейфе! Ладно, иди.

Корытов быстро исчезает в дверях штаба.

ИНТ. КАБИНЕТ КОРЫТОВА - УТРО 

Комнату делит пополам деревянная стойка. 
За ней – два стола и несгораемый сейф. 

Корытов заходит в кабинет, запирает дверь на внутренний замок, запускает руку в сейф, извлекает из него бутылку водки, выпивает полстакана, крякает, снова отпирает дверь и садится за стол. 

В кабинет заглядывает машинистка ЭЛЛОЧКА – блондинка, 27 лет, с великолепной фигурой. 
Она здоровается, заходит за стойку и приближается к столу Корытова.
Эллочка обмахивает лицо ладонью и морщит носик.
   
ЭЛЛОЧКА 
С самого утра от вас «фонит», Евгений Иванович.

Корытов грустно улыбается.

КОРЫТОВ 
Понимаешь, пока не тяпну – цифры перед глазами разбегаются.

ЭЛЛОЧКА
Что у нас нового?

КОРЫТОВ
А ты не знаешь? Полк же завтра приходит с «боевых»!

Эллочка тут же исчезает
Начфин погружается в бумаги. 

ИНТ. КОРИДОР ЖЕНСКОГО БАРАКА - УТРО

В коридор вбегает Эллочка. 
   
ЭЛЛОЧКА 
(очень громко)
Девочки! Завтра полк возвращается с боевых!
   
Барак словно пробуждается от спячки: на обеих половинах хлопают двери, впуская и выпуская возбужденных жилиц. Мигом образовывается очередь в душевую. 

ИНТ. КОМНАТА ПОЛКОВОЙ ПАРИКМАХЕРШИ ВИОЛЕТТЫ - УТРО 

Это одновременно и спальня, и рабочее место: у окна стоит кровать, а у стены напротив – большое зеркало и парикмахерское кресло. 

Несколько женщин разного возраста толкутся в комнате, и ВИОЛЕТТА – грузная дама лет сорока пяти, с сигаретой в зубах - уже усадила в кресло первую. 
На пороге появляется еще одна КЛИЕНТКА, 42 лет.
   
КЛИЕНТКА 
Виолетточка, так я через час подойду?  
   
ВИОЛЕТТА
Ладно. Но сегодня стригу без скидки.

КЛИЕНТКА
Само собой. Только ты уж постарайся. Чтобы моему понравилось, ладно? 

Она исчезает за дверью.
   
ВИОЛЕТТА 
(фыркнув)
Зачем ей стрижка? Знаю я ее хахаля-артиллериста. Не успеет приехать – так 
зенки зальет, что и не разберет, есть у нее волосы на голове или нет.

Оставшиеся хохочут так, что на окнах дрожат занавески.

ИНТ. ЕЩЕ ОДНА КОМНАТА БАРАКА – УТРО

Словно не слыша поднявшейся в бараке суеты, перед приколотой кнопкой к стене бумажной иконкой стоит на коленях и беззвучно, одними губами, читает молитву официантка АННУШКА, 22 лет, худенькая, голубоглазая, русоволосая.

НАТ. ДОРОГА РЯДОМ С ПРОВОЛОЧНЫМИ ЗАГРАЖДЕНИЯМИ ПОЛКА - УТРО 

Стайка афганских мальчишек играет в футбол прямо на дороге. Кто-то из ребят слишком сильно бьет по мячу, и он летит за проволоку – прямо к бетонному забору.
Двое пацанов отгибают ряды «колючки» палками, а третий МАЛЬЧИШКА, 12 лет, лезет в образовавшуюся щель.
Взрыв противопехотной мины подбрасывает его в воздух. 
Упав на землю, мальчишка пронзительно кричит. Вместо ноги из его разорванной штанины торчит кровавый обрубок…

ИНТ. ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ СКЛАД ПОЛКА - УТРО

Большое полутемное помещение со стеллажами, забитыми ящиками, мешками, пакетами, банками… 

Начальник склада прапорщик ВЕНСЛАВОВИЧ, 40 лет, курит недалеко от выхода. 
Дверь сотрясают несколько сильных ударов.

НАТ. ВХОД В ЗДАНИЕ СКЛАДА – УТРО

В дверь колотит ногами секретарь парткома полка майор ПОТАШОВ, 35 лет – толстенький и узкоплечий.

ПОТАШОВ
Шевелись, кусяра! Открывай! 

ИНТ. ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ СКЛАД ПОЛКА - УТРО

Венславович бросает окурок на пол и наскоро затаптывает его. Прапорщик торопливо поворачивает ключ в замке и впускает майора, который едва не сбивает Венславовича с ног. 
Шарахнувшись в сторону, Венславович вытягивается по стойке смирно.
   
ПОТАШОВ
Дело есть, срочное. Пацаненок афганский подорвался на нашей мине.
(со злостью)
Лезет «духовское» отродье, куда попало. А нам потом расхлебывай… 
   
ВЕНСЛАВОВИЧ
А я… Я-то тут причем?
   
ПОТАШОВ
Откупаться от родни надо… У тебя муки много?
   
ВЕНСЛАВОВИЧ
Есть.
   
ПОТАШОВ
Мешок дашь… Нет, лучше два. Пшеничной. А сахар?

ВЕНСЛАВОВИЧ
Тоже есть.
   
ПОТАШОВ
Килограммов пятьдесят надо.

ВЕНСЛАВОВИЧ 
(осмелев от жадности)
А у них жопа не слипнется? И чего вообще мы должны откупаться? Зачем?

Поташов со злостью плюет на пол.
   
ПОТАШОВ 
Ни хрена ты не соображаешь! Там, у нашего забора, где подорвался этот сученок, табличка должна была стоять – «Заминировано. На нашем и на ихнем языке.

ВЕНСЛАВОВИЧ
А ее что, не было?

ПОТАШОВ
В том-то и дело… Раньше стояла. А потом куда-то пропала. Может, афганец какой спер на растопку…
(вздыхая)
Давно уже надо было другую поставить. Да все руки не доходили.

ВЕНСЛАВОВИЧ
Да… Раз таблички не было – плохо дело. Если родители этого пацаненка поднимут шум…

ПОТАШОВ
То-то и оно. Если дойдет до командира дивизии – все получат пи…юлей: начиная от командира полка и кончая…

Поташов со злостью машет рукой.

ПОТАШОВ
Я командиру уже звонил. Он сказал замять это дело. Да поскорее.

Поташов чешет затылок.

ПОТАШОВ
Тушенки еще дай. Ящика четыре.

ИНТ. КОМНАТА КОРЫТОВА В ОФИЦЕРСКОМ БАРАКЕ - ВЕЧЕР

Корытов заходит, садится на кровать, достает из тумбочки бутылку водки, стакан, банку тушенки и полбуханки хлеба. Выпивает, закусывает…
   
ИНТ. КОРИДОР ОФИЦЕРСКОГО БАРАКА – ВЕЧЕР

Корытов вываливается из своей комнаты в коридор в одних кальсонах, изрядно пошатываясь. 
   
КОРЫТОВ 
(громко) 
Да я один любой «духовский» караван р-р-разгоню!

Покачиваясь, он добирается до одной из комнат в конце коридора, останавливается у порога и тычет в дверь пальцем. 
   
КОРЫТОВ 
Люди, хотите, я скажу вам, кто самый хреновый человек в этом полку?!

Не получая ответа, Корытов сокрушенно качает головой и грустно вздыхает.
   
КОРЫТОВ
Не хотите и ладно…

Но тут же вновь вскидывает голову.

КОРЫТОВ
А я все равно скажу! Скажу!

Дверь комнаты распахивается, и на пороге вырастает разъяренный майор Поташов.

ПОТАШОВ
А ну пошел отсюда, алконавт! Твое счастье, что тебе осталось два месяца до пенсии! А то бы вышвырнул я тебя из армии к чертовой матери!

Поташов исчезает, захлопнув за собой дверь.
Корытов несколько секунд мутными глазами смотрит на его дверь, громко икает и плетется к своей комнате. Кряхтя, он садится прямо у порога и засыпает. 
Заслышав знакомый храп, живущий по соседству начальник строевой части полка старший лейтенант ЧЕПИГА – широкоплечий крепыш, 28 лет, - выходит в коридор. Он подходит к Корытову.
Чепига укоризненно качает головой.

ЧЕПИГА
Ну, зачем Вы опять потащились к двери секретаря парткома, Евгений Иванович?

Вздохнув, он волоком затаскивает Корытова в его комнату и бросает на кровать.
   
НАТ. КПП ПОЛКА – РАННЕЕ УТРО

Колонна полка втягивается через ворота на территорию части. 
Не доезжая до КПП, бэтээр Фоменко тормозит. 
Бросив водителю «В парк!», капитан соскакивает на землю. Медленно передвигая затекшие ноги, он идет навстречу Корытову, который, махая в воздухе кепкой, бежит вдоль колонны. 
Они обнимаются. Хлопая друга по спине маленькими ладошками, Корытов жмурится от радости.

КОРЫТОВ
Как я тебя ждал!

ФОМЕНКО
Я тоже рад тебя видеть!

Он кивает на пистолет на боку у Корытова.


ФОМЕНКО
Чего ты опять ходишь с этим «маузером»?

КОРЫТОВ
Может, хоть пореже будут называть тыловой крысой!  

Они медленно двигаются в сторону КПП.

ИНТ. КОМНАТА КОРЫТОВА – УТРО 

У дверей оба долго вытирают ноги о полинявший лоскут шинели, который служит половиком, и только потом переступают порог.

КОРЫТОВ
С возвращением! 

ФОМЕНКО 
(ласково)
Умеешь встречать, стервец!

В центре застеленного чистыми газетами стола на уложенных в два ряда банках тушенки, как на гусеницах, возвышается буханка хлеба с торчащим из нее «стволом» - бутылкой «Столичной».

Корытов плюхается на табурет. 
   
КОРЫТОВ 
Моя новая скульптура. Нравится? 

ФОМЕНКО
И как она называется?

КОРЫТОВ
Пьяный танк в предгорьях Гиндукуша. Жаль, но пушку придется обломать. 

Дверь комнаты открывается.
В нее залетает красный, запыхавшийся Чепига.

ЧЕПИГА 
Мужики, начпрода нашего - Сашку Маничева - выручать надо! Он с утра поехал в город за покупками и нарвался на патруль. Сейчас в комендатуре, на «губе»… Дежурному по полку только что звонили.
   
КОРЫТОВ
Кто дежурный?

ЧЕПИГА
Кретов. Нормальный мужик, не сдаст. Но Сашку надо срочно 
вытаскивать, пока его не хватились. Съездить можете? Я бы и сам смотался, да мне через полчаса идти на доклад к командиру.
   
ФОМЕНКО
Кто дежурный по комендатуре?

ЧЕПИГА
Какой-то майор Николенко.

Фоменко расплывается в улыбке.

ФОМЕНКО
Что значит какой-то? Это ж начхим из зенитно-ракетного полка! Мы с ним вместе служили в Прибалтике. А здесь я к нему пару раз ездил в гости.

Он хлопает Чепигу по плечу.

ФОМЕНКО
Не волнуйся. Вытащим Маничева с «губы»! 

КОРЫТОВ
На чем вот только ехать? Ты же свои бэтээры поставил в парк.

Чепига машет рукой.

ЧЕПИГА
Я вам УАЗик дам! Вы, главное, смотайтесь побыстрее. А то если Тодоров узнает…

ИНТ. ХОЛЛ ШТАБА ПОЛКА – УТРО

У выхода, за перегородкой, сидит дежурный по полку – капитан КРЕТОВ, 28 лет. 
В штаб заходит Поташов. 
Кретов вскакивает.

ПОТАШОВ
(Кретову)
Командир у себя?

КРЕТОВ
Так точно.

ИНТ. КАБИНЕТ КОМАНДИРА ПОЛКА - УТРО 

В просторной комнате почти бесшумно работает кондиционер. 

Командир полка полковник ТОДОРОВ, склонившись над картой, распластавшейся на столе, водит по ней неотточенным карандашом. 
Тодорову – тридцать пять лет. У самого молодого в 40-ой армии полковника - ни малейшего намека на живот, широкие плечи, густые каштановые волосы и щегольские, аккуратно подстриженные усы. 
Оторвавшись от карты, Тодоров поднимает телефонную трубку.
   
ТОДОРОВ
Алло… Соедини-ка с зампотылом… Иван Ефимович, что же ты не докладываешь о своих новых кадрах? Я сегодня утром в столовой официанточку видел… Кто такая? Ах, Аня… Когда приехала? Три недели назад? А почему она мне раньше на глаза не попадалась? Почему ты ее в мой зал не ставил? Неопытная? 
(улыбаясь) 
С сегодняшнего дня она в столовой только меня обслуживает, понял? Ну, пока.

Тодоров кладет трубку на телефонный аппарат. 
Довольно улыбается.

ТОДОРОВ
(мурлычет 
себе под нос) 
Аня, Анечка, Анюта…

Дверь кабинета распахивается без стука, и на пороге появляется Поташов.
   
ПОТАШОВ
Разрешите?
   
ТОДОРОВ
(широко улыбаясь)
Заходи, Филипп Филиппович!

Полковник плюхается в широкое кожаное кресло и жестом приглашает майора сесть. Поташов осторожно опускается на краешек стула.
   
ПОТАШОВ
Есть к вам, Александр Иванович, разговор.

ТОДОРОВ
Валяй.

ПОТАШОВ
Боюсь, неприятности у нас. 
(поправляясь) 
Вернее, у меня. Я имею в виду молодое пополнение…
   
ТОДОРОВ
Которое ты привез, пока мы были на «боевых»?
   
ПОТАШОВ
Так точно.
   
ТОДОРОВ
Ну, и что там такое? Сбежал что ли кто-то в пути?
   
ПОТАШОВ
Хуже. Знаете, кого мне в Ашхабадской учебке подсунули? Немца!

ТОДОРОВ
Какого еще немца?
   
ПОТАШОВ
Самого настоящего. И фамилия у него немецкая – Ойте. Я только здесь разобрался. 
   
ТОДОРОВ
Но их же нельзя сюда… Директива есть.
   
ПОТАШОВ
То-то и оно. Все наши немцы сейчас на историческую родину рванули.

Поташов возмущенно сопит.

ПОТАШОВ  
Им же Горбачев репатриацию разрешил!

Он отрицательно машет головой.

ПОТАШОВ 
Нет, те, кто здесь воевали, нам «за бугром» не нужны. Они столько сора из избы вынесут…
   
ТОДОРОВ
Как же ты его проморгал?

Поташов виновато пожимает плечами.  
   
ПОТАШОВ
Виноват, товарищ полковник. Мне на сборы всего день отвели. Принимал команду наспех… 
   
ТОДОРОВ
Только этого нам не хватало...

ПОТАШОВ 
Если бы это было все… Он в придачу еще и меннонит.
   
ТОДОРОВ
Кто-кто?
   
ПОТАШОВ 
Верующий. Есть такая христианская конфессия. Среди обрусевших немцев 
меннонитов много.
   
ТОДОРОВ
А нам-то что? Пусть молится хоть пню березовому.
   
ПОТАШОВ
Видно, меннониты вам ни разу не попадались… Народ честный, послушный, тихий. Не пьют, не курят. На гражданке – золотые люди. А в армии с ними – одна морока. Все как один отказываются брать в руки оружие.

ТОДОРОВ
Совсем?

ПОТАШОВ
Ну, автомат такому на плечо, повесить, конечно, можно. Но стрелять он из него не будет, хоть убей. Их распихивают обычно по стройбатам или в связь – короче, туда, где солдаты годами оружия не видят. Поэтому и попал этот немец в учебку связи. Вот только в Афган его отправлять нельзя было… 
(вздохнув)
На этот счет тоже директива имеется. 

Поташов сокрушенно качает головой. 
   
ПОТАШОВ
Кроме нас с вами про эту неразорвавшуюся бомбу пока никто больше не знает. Но если дойдет до политотдела армии… Я молодое пополнение в Ашхабаде принимал, меня виноватым и сделают. А виноватых у нас бьют…

ТОДОРОВ
Да. И плакать не дают. 

ПОТАШОВ

Вы же знаете – я в этом году в академию собрался поступать, на заочное. И по плану замены должен ехать после Афгана в Одесский военный округ…

Поташов достает из кармана носовой платок и вытирает взмокший от напряжения лоб.

ПОТАШОВ
Накроется моя академия. И заменят меня ни в Одесский военный округ, а в Забайкальский. До самой пенсии буду гнить на китайской границе… 
   
ТОДОРОВ
Неужели ничего нельзя сделать?
   
ПОТАШОВ 
(придвигаясь к Тодорову поближе)
Я свои проблемы привык решать сам. И эту тоже решу… Но без вашей помощи мне на этот раз не обойтись.
   
ТОДОРОВ
Тебе, Филипп Филиппович, я всегда готов помочь. 

ПОТАШОВ
Немец этот попал во вторую роту, к Фоменко. Немолодой уже ротный. Давно повышения ждет.

ТОДОРОВ 
(оживляясь)
Знаю я его. Хороший офицер. Служба у него после училища не заладилась… Но это дело прошлое. В моем полку он повышения заслужил. Я его хочу назначить начальником штаба третьего батальона.
   

ПОТАШОВ
То есть, вы решение уже приняли?
   
ТОДОРОВ
В общем, да.
   
ПОТАШОВ
Тогда мне у вас ни о чем и не надо просить. Разве что… Пусть Фоменко об этом пока ничего не знает. Подпишете представление после того, как полк вернется с Панджшера, хорошо?
   
ТОДОРОВ 
(хитро прищуриваясь)
Хочешь, чтобы этот пряник пока в твоих руках оставался? Ладно, валяй! Решай свои проблемы...

Просмотров: 2252 | Добавил: Санта_Клаус | Рейтинг: 4.3/9 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июль 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017
    Сайт управляется системой uCoz